(048) 777-20-76, 719-06-65 [email protected] Skype
Наша миссия – снижение вреда Наша миссия – снижение вреда
Наша миссия – снижение вреда

Наша миссия – снижение вреда

На протяжении многих лет Наталья Киценко бессменно руководит департаментом «Профилактики ВИЧ/СПИДа среди потребителей инъекционных наркотиков» при ОБФ «Дорога к Дому». В интервью для нашего сайта, она рассказала о первых шагах работы департамента, поделилась успехами и планами на будущее.

Расскажите, с чего начиналась работа вашего департамента?
Все началось в 1999 году с проекта по Снижению вреда, направленного на профилактику ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков. Позднее к проекту присоединились представители еще одной группы риска, а именно женщины коммерческого секса. Мы работаем на основе философии Снижения вреда, и это основная часть нашей миссии. Мы все понимаем, что употребление наркотиков, к сожалению, искоренить невозможно: всегда будут люди, которые употребляют наркотики, или занимаются коммерческим сексом. В своем большинстве они вне сферы доступа к услугам здравоохранения, как и к социальным услугам, поэтому, кроме общественных организаций, в частности «Дороги к Дому», никто ними не занимался и не занимается по сей день.
Но постепенно работа Департамента значительно расширилась, услуг для клиентов стало больше.…
Наши проекты начинались с профилактики ВИЧ-инфекции – вначале мы предоставляли услуги только минимального пакета. Это был обмен шприцев, раздача презервативов, консультации. С течением времени услуги дополнялись. Мы стали проводить тестирования потребителей наркотиков на ВИЧ, в случае выявления оказывать помощь в получении АРВ-терапии. Одновременно с этим, мы всегда понимали, что люди, употребляющие наркотики, активны. Мнение о том, что это люди ни на что не способные, неправильное. Поэтому мы занимались тем, что называют мобилизацией сообщества. В 2000 году у нас появилась идея создать Комьюнити-центр для потребителей наркотиков, и благодаря этому, у нас появились активисты, лидеры именно из среды потребителей.
Как реагировало государство на вашу деятельность? И как к предоставлению услуг относились представители целевой аудитории?
Все реагировали по-разному. Государство в общем, эту проблему понимало, но не оказывало никакого активного содействия в ее решении. Но и не мешало – уже проводились различные встречи (в том числе и международными организациями) по разъяснению что такое Снижение вреда. Что касается клиентов, то первоначально для них это было непривычно – до нашего появления с ними общались только сотрудники правоохранительных органов, и только в связи с правонарушениями, или употреблением наркотиков. Но со временем, клиенты увидели, что наша деятельность направлена во благо. Их отношение к нам изменилось, они стали идти на контакт, проявлять активность.
Как работают ваши программы? На что делается акцент?
Наша программа постоянно совершенствуется, дополняется разными услугами и направлениями деятельности. Если раньше наша работа была основана только на методе аутрич, то сегодня мы работаем по  двум основным принципам. Первый – предоставление максимального количества услуг в одной «точке». Это не только услуги, касающиеся профилактики ВИЧ. Мы стараемся сделать полную диагностику состояния здоровья клиента. Выясняем, есть ли у него симптомы туберкулеза, делаем тестирование на гепатит С, инфекции, передающиеся половым путем.
Второй – в случае выявления у клиента какого-то заболевания (ВИЧ, туберкулез, гепатит), стараемся обеспечить континиум поддержки. Любое из этих заболеваний необходимо лечить, и как можно быстрее. А наши клиенты не очень активно заботятся о своем здоровье. Кроме этого, лечение этих заболеваний связано с посещением клиник, сдачей немалого количества анализов – клиенты часто не готовы ко всему этому. И здесь мы осуществляем поддержку так называемой связи с лечением. Это очень важно – довести человека до лечения.
Департамент работает более 17-ти лет. Какие это были годы? Что бы вы могли выделить?
Самое основное – это постоянный, стремительный рост. Развитие. Множество людей, которые имеют проблему употребления наркотиков или ВИЧ-инфекции сегодня не просто клиенты, а уже сотрудники организации. Например, наша команда аутрич-работников на 90 % состоит из людей, которые имеют непосредственное отношение к употреблению наркотиков, к ВИЧ-инфекции. Для меня самый большой результат, это то, что люди получили возможность профессионально развиваться. Это с одной стороны. С другой – у нас появилось множество сотрудников, не имеющих специального образования, такого, как «координатор» или «менеджер». Но они постоянно повышают свою квалификацию, с учетом современных мировых тенденций и подходов.
Департамент развивался и продолжает это делать. Каким вы видите его будущее?
Сегодня наш уровень развития достаточно высокий. Сейчас мы ведем порядка десяти проектов, которые направлены на профилактику ВИЧ, гепатитов, туберкулеза. Также имеются достаточно специфические проекты – гендерно ориентированные и исследовательские. Мы самостоятельно разрабатываем, исследуем и проводим интервенции, направленные на изменение поведения потребителей инъекционных наркотиков. Можно сказать, что мы на пике. А будущее — это сохранение данного уровня. Известно, что международная донорская поддержка в Украине будет сокращаться, и мы очень рассчитываем, что большая часть деятельности по профилактике ВИЧ среди уязвимых групп, будет финансироваться из средств национального бюджета. Поэтому наша задача – то, что мы отработали на практике и тот уровень, который мы на сегодня имеем, сохранить за счет национального финансирования. Чтобы с уходом донорской поддержки, все эти программы и проекты не прекратились. Сейчас мы участвуем в реформе здравоохранения. У нас большой проект от компании «Deloitte» по созданию модели местного финансирования нашей деятельности на примере города Белгород-Днестровский. Проект только стартовал, и если он себя хорошо зарекомендует, то эту модель можно брать в другие регионы. Также мы активно сотрудничаем с государственными структурами. При нашем непосредственном участии разработана модель реформы здравоохранения в Одесском регионе, и мы ведем переговоры, чтобы наша деятельность вошла в эту реформу здравоохранения – только таким образом можно сохранить наш колоссальный опыт в работе с представителями уязвимых групп.

Оставить ответ

Я хочу (с)делать пожертвование(ия)

I want (to do donation

Я хочу зробити пожертвування

Обратиться к нам!
Закрыть

Ваше имя *

Ваш эл. адрес *

Тема обращения

Ваше сообщение