«Chemsex»

«Кому-то может показаться, что жадный до удовольствий, потакающий своим прихотям, распутный гей просто хочет повеселиться с наркотой. Но на самом деле, все намного сложнее».

Дэвид, один из участников фильма «Chemsex»

 

Прямо сейчас я сижу в полутьме своей комнаты и пишу эту рецензию. Такая вот забавная самоотносимость. Я пишу статью о том, как я пишу рецензию.  Прямо, как в трагикомедии «Адаптация» Спайка Джонза и Чарли Кауфмана.

Скорее всего, Вам такое начало статьи покажется странным. Но, уверяю, буквально через абзац Вы поймёте зачем оно нужно.

Дело в том, что я был абсолютно не готов к просмотру того фильма, который я выбрал для этой статьи. Его содержание и форма оказались слишком сложны для моего восприятия. А потому все попытки описать его привычными для меня способами – тщетны. Мозг будто отказывается напрямую пропускать через себя полученную информацию.

А вот такая витиеватая структура позволяет абстрагироваться от увиденного и посмотреть на произведение более сухо – будто бы со стороны. И раз я уже играюсь с этой самой структурой, то и начну с того, чем обычно заканчивают рецензии. С рекомендации.

Я советую смотреть фильм «Chemsex» тем людям, которые привыкли к натуралистичному отображению в кино таких вещей, как потребление инъекционных наркотиков во время беспорядочного жёсткого секса. Возможно, эта рекомендация кажется надуманной и преувеличенной – как-никак современный зритель приучен и к созерцанию более жестоких сцен на экране. Просто, одно дело смотреть художественный фильм и совсем другое – документальный. В последнем случае, тебе показывают реальность, от которой гораздо сложнее отрешиться.

 

О чём же «Chemsex»?

Картина Макса Гогарты и Уильяма Фэйрмана является сборником историй людей, которые попали в зависимость от химического секса. Герои фильма рассказывают о своём опыте, переживаниях и тяжёлых проблемах, пришедших в их жизнь вместе с наркотиками.

Сам проект «Chemsex» — это исследование крайне необыкновенного явления, которое стало целым подпольным движением, и превратилось в настоящую проблему в области (британского, в частности и мирового, в целом) здравоохранения.

Однако медицинской и социальной темами данное произведение не ограничивается. «Chemsex» поднимает сложные психологические вопросы. И употребление наркотиков в контексте сексуальных отношений здесь не самая шокирующая деталь. Более всего поражает понимание, что для большинства людей причиной рискованного сексуального поведения стали не жажда удовольствий и даже не похоть. Ею стало стремление к эмоциональной близости.

Картина демонстрирует подпольный мир, где химсекс является чем-то обыденным.

Создатели берут интервью, как у адептов этого движения, так и у специалистов единственного в Великобритании государственного центра помощи людям с зависимостью от химического секса, чтобы как можно детальнее узнать причины появления этого феномена.

 

Немного о технических фишках

К счастью (или несчастью – тут как посмотреть) случайных зрителей, «Chemsex», с порога, даёт понять, что он из себя представляет. Фильм  встречает нас мрачной сценой приёма инъекционных наркотиков. Ночная тьма, игла, приход, застывшее иступление на лице. Этот видеоряд будто говорит нам — «дальше будет страшнее». И он не врёт.

Но «страшнее» в данном случае вовсе не значит «хуже с технической точки зрения». Перед нами, как раз наоборот, — грамотно выстроенное полотно, обладающее густой атмосферой и мрачной эстетикой.

Что я подразумеваю по словами «грамотно выстроенное полотно»? Картина визуально чётко разделена на три части:

  • Ночные сексуальные сцены, снятые клубах, саунах и наркопритонах.
  • «Дежурные» документальные сцены, где нам показывают героев фильма в их привычной повседневной среде.
  • Сцены-интервью с героями картины.

И все эти три части действительно грамотно чередуются друг с другом – дежурные сцены позволяют глазам отдохнуть от напряжённых ночных сцен, а интервью наполняют картину эмоционально-насыщенными фрагментами.

Кроме того, каждый вид сцен обладает рядом своих собственных визуальных фишек, что помогает раскрывать чувственную составляющую всех рассказанных историй. Так например, ночные сцены залиты тусклым неоновым светом и сняты преимущественно верхним ракурсом, из-за всё происходящее в них ощущается чем-то подпольным, «андерграундным». Дневные же сцены поставлены небрежно дрожащей камерой, что отображает внутреннюю нестабильность героев фильма. А сцены-интервью за счёт измененного соотношения сторон заставляют зрителя прочувствовать замкнутость и стеснённость респондентов.

Ещё одной особенностью фильма является его саунд-дизайн. Картина наполнена низкочастотным треками, уводящими в состояние похожее на транс. Очень тревожный и напрягающий транс. Это решение абсолютно оправдано, учитывая те проблемы, которые поднимает фильм и то, в какой манере он их преподносит.

При всём этом звук не перетягивает одеяло внимания на себя. Он гармонично вливается в контекст истории и вводит зрителя в нужное для просмотра состояние.

 

Суть, которая шокирует

«Chemsex» шокирует своей откровенностью. Сцены жёсткого секса и потребления наркотиков здесь не скрываются никак. Но при этом фильм умудряется не скатываться в бессмысленную и грязную чернуху. Как я уже писал выше, все моменты, демонстрирующие секс, очень равномерно распределены по всей картине. Кроме того, при всей своей «скабрёзности», эти сцены весьма… Эстетичны. Мрачны, но эстетичны. Это помогает сгладить тот «удар», что фильм наносит неподготовленному зрителю.

Однако куда больше поражает то, что творится внутри самих участников этого произведения. То что творится с их личностями. Ближе к концу картины к тебе приходит понимание, насколько травмированы все те люди, которых ты видишь на экране.

Их всех объединяет чувство внутреннего стыда, перемешанное со стремлением к саморазрушению или искуплению.

К примеру, один из героев фильма, – Саймон – пытаясь избавиться от своей зависимости, обращается в центр помощи зависимым от химсекса. Там он признается, что некоторое время назад ему диагностировали ВИЧ. Вместо того, чтобы принять единственное верное решение – начать антиретровирусную терапию – молодой человек решает стать ВИЧ-диссидентом. То есть, данный диагноз оказался для Саймона настолько травмирующим  событием, что ему было легче обмануть самого себя, нежели принять все необходимые меры.

И это только одна из показанных историй. Слушая один за другим все эти рассказы, ты начинаешь осознавать, что причина всех тех бед, с которыми столкнулись герои фильма, лежат глубоко в них самих. Настолько глубоко, что на простой вопрос «что подтолкнуло вас заняться химсексом?» ни один из участников ответить не может.

Этому явлению посвящен весь третий акт фильма. Мало-помалу мы понимаем, что вся эта подпольная культура химического секса во многом строится на глубоких внутренних травмах её носителей. На невозможности удовлетворить потребность в эмоциональной близости. На постоянной внутренней тревоге.

«Сейчас, когда ты приезжаешь в Лондон и начинаешь искать знакомства среди геев, ты первым делом попадаешь на Grindr и уже где-то в четвертой беседе тебе предложат наркотики». – Говорит Дэвид, один из героев фильма.

Таким образом, химсекс затягивает в свои сети всё большее и большее количество людей… А это в свою очередь создаёт плодородную почву распространения ВИЧ-инфекции.

На этом моменте фильм приходит к следующему выводу:

«Борьба с эпидемией ВИЧ должна заключаться не только в разработке лекарств, распространении контрацептивов и проведении тестирований, но ещё и в противостоянии гомофобии и отстаивании равных прав».

В одно мгновение фильм о необыкновенном феномене, существующем в рамках гей-сообщества, превращается в полотно о куда более масштабной проблеме. И подобный твист не может оставить зрителя равнодушным.

 

В качестве вывода

Как я уже сказал, «Chemsex» — это не та картина, к просмотру которой можно подойти неподготовленным. Она способна шокировать и вывести из состояния душевного равновесия.

Chemsex сложно «переварить». Даже сейчас, набирая эти строчки, я в десятый раз пересматриваю фильм, чтобы убедиться не упустил ли я ничего важного, не заблокировал ли мой мозг какую-либо часть заложенного смысла.

Однако если фильм даёт подобную пищу для размышления, значит он однозначно стоит просмотра.

Мишель ГОШАР

, 2021-06-16

Я хочу (с)делать пожертвование(ия)

I want (to do donation

Я хочу зробити пожертвування

Обратиться к нам!
Закрыть

Ваше имя *

Ваш эл. адрес *

Тема обращения

Ваше сообщение