Koks über alles

Германия является одной из самых «наркотических» стран Европы. Такие немецкие города, как Эрфурт, Хемниц и Дрезден занимают первые три места в рейтинге употребления метамфетамина. Другой город Германии — Саарбрюккен стал «амфетаминовой столицей» Европы. Там потребляют почти в два раза больше амфетамина, чем в Рейкьявике, который занимает второе место в рейтинге по этому наркотику.

Стоит ли вообще упоминать Гамбург, о чьём наркотрафике уже слагают легенды?

Изменила ли эту ситуацию серия локдаунов, вызванная пандемией? По идее, из-за закрытия границ наркооборот должен был, если не уменьшится вдвое, то хотя бы немножко «поужаться» в масштабах.

Ничего подобного!

С момента введения локдауна в Германии вырос спрос на кокаин. Этот наркотик стали доставлять в страну в еще больших объёмах, а наркодилеры принялись изобретать новые схемы привлечения клиентов.

Но как же так вышло? Давайте разбираться.

 

Скука – первопричина всего

Александру за сорок, он работает в СМИ, живет в центре Берлина. И он разнюхивается кокаином.

«Раньше это случалось пару раз в неделю, а как ввели локдаун — чаще, рассказывает Александр – Уж точно за неделю раза четыре».

Дело в том, что каждый вечер к нему приходят друзья, что вообще-то сейчас запрещено берлинскими властями из-за борьбы с коронавирусом.

«Людям зверски скучно, — объясняет он. — А что они принимают, когда им скучно? То, чем можно поразвлечься».

До пандемии коронавируса Александр встречался с друзьями в барах. Там они иногда употребляли кокаин тайком, по очереди уходя в туалет. Дома же все можно сделать открыто, на столе лежит доза для каждого:

«Это происходит быстрее и всем достается больше».

Еще нет никаких официальных данных, насколько изменилось потребление кокаина за время пандемии. Ограничение социальных контактов, перекрытые границы и опустевшие аэропорты представляют для криминала такую же головоломку, как и для законопослушных предпринимателей. Многие эксперты поэтому рассчитывали, что торговля наркотиками упадет и их потребление снизится.

 

Весёлое такси

Однако берлинец Александр не считает, что на рынке стало меньше кокаина.

«Достаточно звонка по телефону — и минут через 20-30 у тебя под дверью «кокаиновое такси», — рассказывает он. Да и цены, по его словам, остались старыми, при том что сам наркотик стал чище.

Заказать такое такси в сегодняшнем Берлине — вообще не проблема. Главное – иметь телефон и нужную денюжку. А исполнитель найдётся всегда.

Яркий пример — Адриан Ф. — вёл именно такой бизнес, пока его не поймали. Стоило ему позвонить, он, словно пожарный, запрыгивал в машину и несся к пункту назначения. Никаких задержек. До любого уголка Берлина он добирался максимум за полчаса.

Адриан начал свой криминальный бизнес вместе с двумя друзьями — Бинямином К. (24 года) и Рабией К. (24 года). До того, как преступить закон, они были обычными малярами. Но «внезапно для себя» приятели обнаружили, что доставка кокаина приносит большие деньги. График, правда, не очень удобный — с полуночи до 3 часов ночи, по выходным и того дольше. Однако бизнес есть бизнес. За один месяц они заработали 18000 евро, совершив 456 доставок 90 клиентам.

Несмотря на то, что Адриан, как не сложно догадаться, не является пример удачного криминального «стартапа», желающих попробовать свои силы на этом же поприще в Берлине толпы. В прошлом году городская полиция задержала 960 человек, торгующих кокаином или хранящих его. По всей стране власти конфисковали совокупно около 10 тонн кокаина, что в четыре раза больше, чем в рекордном 2016 году. В Берлине же кокс является третьим по популярности наркотиком после героина и марихуаны.

 

Стало ли меньше кокаина? Как бы не так!

Тот факт, что в Германии не стало меньше кокаина, подтверждает и Рене Мачке (René Matschke), глава таможенного управления в порту Гамбурга, в задачи которого входит создавать проблемы с поставками для таких вот «кокаиновых такси». «Главные ворота для поступления кокаина — это всегда крупные порты», — рассказывает Мачке.

В гамбургский порт ежедневно прибывает более 23 тысяч контейнеров. Сотрудники Рене Мачке выбирают наиболее подозрительные: те, которые приходят из Южной Америки, причем по известному маршруту, обслуживаются сомнительными фирмами. Своей рентгеновской установкой размером со спортзал гамбургские таможенники просвечивают контейнеры.

И находят все больше кокаина — то уложенного в спортивные сумки, то спрятанного между мешками риса или кормом для животных.

«Таких объемов, как сейчас, еще никогда не было, — говорит Мачке. — Последние два года мы конфисковывали примерно по десять тонн. А перед этим по всей Германии изымались по 3-5 тонн в год».

Мало того – в этом году в порту Гамбурга таможня в ходе проверки груза из Парагвая изъяла рекордное для всей Европы количество кокаина. Как сообщает пресс-служба таможенного управления Гамбурга в 24 февраля, в четырёх контейнерах, вызвавших подозрение таможенных органов сразу нескольких европейских стран, находились жестяные банки со шпаклёвкой.

В результате проверки таможенники 12 февраля обнаружили в более чем 1700 банках свыше 16 000 кг кокаина — самая большая партия этого наркотика, когда-либо изъятого в Европе. В мировом масштабе это один из самых больших объёмов, обнаруженных таможенниками.

В последующие дни германские и нидерландские следственные органы «по горячим следам» провели совместно оперативные действия, в результате которых в порту бельгийского Антверпена были изъяты еще 7200 кг кокаина. 24 февраля в Нидерландах был задержан 28-летний житель Влаардингена, которого подозревают в импорте в общей сложности 23 тонн кокаина, стоимость которого оценивается в несколько млрд евро.

 

Новый «трубопровод»

Европа сейчас — самый привлекательный рынок для криминальных банд, рассказывает Джереми Макдермотт. Директор организации InSight Crime считает, что речь идет о настоящем «кокаиновом трубопроводе в Европу».

«Цены в Европе гораздо выше, а риски — значительно ниже, чем в Южной и Северной Америке», — поясняет Макдермотт, который со своей командой в колумбийском Медельине исследует организованную преступность в Южной Америке.

По его словам, США ежегодно бросают миллиарды долларов на борьбу с наркотиками, в которой задействована фактически целая армия. Поэтому ориентация на Европу — это для банд, занимающихся торговлей наркотиками, «просто рациональное деловое решение». Макдермотт полагает, что европейский рынок кокаина будет продолжать расти, «особенно в Восточной Европе».

 

Почему растет потребление кокаина 

По оценке Европейского центра мониторинга наркотиков и наркозависимости (EMCDDA), хоть раз кокаин попробовали в общей сложности 12 миллионов европейцев. Аналитик этого ведомства Лоран Ланиэль подтверждает, что в последние годы в Европе потребление кокаина увеличилось. И это, по его мнению, неизбежно приведет к росту коррупции и насилия.

В портах и аэропортах банды наркодилеров, очевидно, уже сейчас подкупают сотрудников, и имеется все больше признаков коррупции в следственных органах и судебной системе, свидетельствует Ланиэль.

Чем больше кокаина поступает в Европу, тем больше денег на кону и тем больше готовность банд применять насилие, говорит Ланиэль. В качестве примера того, как жестоко организованная преступность действует в Европе, он приводит обнаруженные в Нидерландах транспортные контейнеры, переоборудованные в камеры пыток.

В Гамбурге, по словам Рене Мачке, бывают перестрелки между контрабандистами наркотиков, все больше огнестрельного оружия обнаруживается при обысках, угрозы поступают таможенникам и полицейским.

Как может на это реагировать государство? Джереми Макдермотт уверен, что такая борьба с наркотиками, как в США, — не выход:

«Здесь нужен комплексный подход, а не только репрессии, запреты и аресты».

Пытаться победить чёрный рынок наркотиков запретительными методами, санкциями и криминальным преследованием не только бессмысленно, но и контрпродуктивно. Пример американской и мексиканской «войны с наркотиками» — яркое тому подтверждение.

Страны, принявшие этот подход, нисколько не приблизились к искомой цели. Напротив, сегодня объёмы производства и потребления наркотиков в них – выше, чем когда-либо, а спектр их – небывало разнообразен.

Именно поэтому Германии нужно найти свой собственный путь к решению сложившейся ситуации. И этот путь должен пролегать не через насилие, но через снижение вреда, ибо война с людьми по определению положительного результата принести не может.

Александр ШМИДТ

, 2021-06-21

Я хочу (с)делать пожертвование(ия)

I want (to do donation

Я хочу зробити пожертвування

Обратиться к нам!
Закрыть

Ваше имя *

Ваш эл. адрес *

Тема обращения

Ваше сообщение